leib_hussar (leib_hussar) wrote,
leib_hussar
leib_hussar

Category:

В наши дни...

...очень модно стало писать рецензии на статьи и журналы, а также устраивать травлю отдельным авторам. Мы также решили не избегать модных течений, тем более что есть хороший повод.

Итак, свежевышедший «Воин» №8 порадовал нас аж двумя планшетами, посвященными прусской армии начала XIX века. Несмотря на то, что Прусское королевство было одним из важнейших участников эпохи наполеоновских войн, в отечественной военно-исторической литературе и периодике его армии уделено до обидного мало внимания. Поэтому, каждая новая статья, каждая новая иллюстративная работа, посвященная прусской армии, вызывает у всех, кто интересуется этой темой неподдельный интерес. И тем обиднее, когда вместо полноценного и информативного материала нам дают нечто невразумительное, скажем больше – заведомо ошибочное... Речь идет о статье И.Пархоменко «Прусская кавалерия при Ауэрштедте». Сам текст статьи довольно пустой, да и автор почему-то не потрудился ни привести список использованной литературы, ни ссылок на источники иллюстраций. Ну да это всё мелочи… Две страницы обложки занимает живописная атака прусских гусар на французскую пехоту, а один планшет изображает (во всяком случае так думает автор) «канонира прусской конной артиллерии». О гусарах поговорим в следующий раз, поскольку они заслуживают отдельного внимания, а сейчас о «канонире»…

Первое, о чем хочется спросить у автора-редактора – а зачем вообще к статье, которая называется «Прусская кавалерия…», дается иллюстрация с артиллеристом. Где логика? А почему не изобразили гренадера или медика? И почему сама иллюстрация потерялась в где-то глубине статьи Максима Нечитайлова про саксонскую армию Семилетней войны?

Второе – а что это за странный артиллерист создан кистью постоянного художника журнала «Воин» А.Ежова? Этот диспропорциональный, лишенный талии угрюмый персонаж носит удивительный мундир, сочетание несочетаемого в котором приводит человека, хоть немного разбирающегося в прусской униформе того периода, в полный восторг.


А теперь по порядку:

- На голове у солдата показана высокая фетровая шляпа, по форме и пропорциям вполне соответствующая образцу, предписанному прусской конной артиллерии и тяжелой кавалерии описываемого периода. На шляпу левую сторону переднего поля шляпы нашивалась черная шерстяная кокарда, которая пристеги¬вались тонкой петлицей из черной кожи (или черного шерстяного шнура) и маленькой латунной пуговицей. В углах шляпы крепились белые шерстяные кисти, связанные между собой шнуром. Сверху на шляпе был небольшой, расширяющийся кверху, султан из белых петушиных или гусиных перьев.



А что мы видим на иллюстрации?
– Кокарды нет, петлица почему-то желтая, правда пуговица, кисти и султан есть.
В то же время, в пешей артиллерии шляпа была несколько ниже, чем у конной артиллерии, поля ее по периметру отделывались узким белым галуном, на левой стороне переднего поля пришивалась только латунная пуговица без кокарды. Вместо султана носился бело-черно-красно-желтый помпон, вместо белых кистей по углам – кисти бело-черно-красно-желтого цвета.
А что мы видим?
– Галуна по краю нет, кокарды нет, пуговица есть, есть не нужная здесь петлица, вместо помпона султан, кисти не цветные, а белые.
Вывод: шляпа скорее принадлежит конному артиллеристу, но на ней не хватает черной кокарды, а цвет петлицы должен быть черным вместо желтого.

- Солдат носит белый галстук, но по какой причине? Ведь во всей прусской артиллерии он был из красного сукна с белой отделкой сверху. Кроме того, из-под галстука над лацканами мундира солдаты и офицеры выпускали белое жабо рубашки.

- Теперь о самом мундире. В конной артиллерии мундир кроился из темно-синего сукна со стоячим воротником и обшлагами из черного сукна. «Бранденбургские» обшлага по краям украшались красными выпушками, прямоугольные клапаны обшлагов были темно-синими с красными выпушками и двумя латунными пуговицами каждый. Черные прямые лацканы с красными выпушками по краям застегивались сверху до низу на крючки. На каждом лацкане располагалось по 10 больших латунных пуговиц. Очень короткие фалды были с темно-синими отворотами, обшитыми по краям черной тесьмой с двумя красными дорожками. На левом плече со смещением назад нашивали узкий погон из темно-синего сукна с латунной пуговицей.



А что мы видим?
– Мундир темно-синий, воротник черный, клапаны обшлагов темно-синие с красными выпушками, лацканы черные с красными выпушками, но почему-то не с 10-ю, а только с 6 пуговицами, отвороты длинных фалд почему-то красные, без тесьмы, погона нет.
В то же время, в пешей артиллерии мундир был аналогичен конноартиллерийскому, но на каждом лацкане было лишь по 8 латунных пуговиц, под правым лацканом дополнительно пришивалось еще 2 пуговицы, под левым – были две пуговичные петли. Фалды были более длинными и с красными отворотами.
Что мы видим?
– На лацканах почему-то не 8, а только 6 пуговиц, под правым лацканом 2-х пуговиц нет, отвороты длинных фалд красные.



Вывод: мундир скорее принадлежит пешему артиллеристу, но на лацканах не соответствующее регламенту количество пуговиц, а погон на левом плече отсутствует (не виден).

Удивляет, что изображенный конно-пеший артиллерист не носит жилета, положенного по регламенту. Его нижний край должен быть виден спереди внизу из-под поясной портупеи.

Персонаж носит серые панталоны, скорее подходящие для пешей артиллерии. В конной артиллерии парадные кюлоты были из беленой лосиной кожи, а походные рейтузы – серые (возможно, темно-синие) с латунными пуговицами с внешней стороны штанин.
А что мы видим?
– Изображены серые панталоны без оловянных пуговиц по всей длине штанин. В то же время, в пешей артиллерии парадные кюлоты были из белого сукна, а походные панталоны были серыми (хотя цвет мог варьироваться - от белого до серого или коричневого), с разрезами внизу штанин, застегивавшимися на 4 пуговицы каждый.

Вывод: скорее всего, изображены серые походные панталоны пешего артиллериста, но их лацбант почему-то ассиметричный относительно шагового шва. Похоже, художник, как часто бывает, не разобрался в том, что пытался нарисовать.

На ногах показаны черные сапоги с голенищем «в гармошку» и без единого шва. Если это обувь конного артиллериста, то почему она без железных прибивных шпор, положенных по регламенту? Если перед нами пеший артиллерист, то он должен носить черные кожаные башмаки и черные суконные гетры с латунными пуговицами.

Вызывают сомнения и перчатки артиллериста. Дело в том, что при парадной форме в конной артиллерии перчатки действительно полагались, но они были без краг. В пешей артиллерии перчаток не было вовсе.

Лядунка с перевязью полагалась всем прусским артиллеристам, на ее перевязи крепились протравники для чистки запальных отверстий орудийных стволов. Однако и сами протравники, и манера их крепления изображены художником очень условно.

На талии артиллериста можно видеть пехотную портупею из беленой кожи с латунной пряжкой. Слева вниз от поясного ремня отходит лопасть для кармана, где крепились ножны тесака. В прусской армии портупею носили всегда под мундиром поверх жилета (исключая время похода), соответственно и тесак располагался под фалдой так, что лопасть портупеи внизу закрывалась самой фалдой, но эфес тесака все равно оказывался сверху. Поскольку художник ни на секунду об этом не задумался, поясной ремень в его интерпретации оказался надетым поверх мундира, а лопасть к нему пришитая – под мундиром. При этом эфес тесака, заботливо спрятанный за руку, висит в два раза ниже, чем положено.
Если не принимать во внимание огрехи конструкции, то портупея указывает на принадлежность солдата к пешей артиллерии. В конной артиллерии портупеи были с длинными пасовыми ремнями, да и оружием служили не тесаки, а гусарские сабли.
Темляк неизвестного холодного оружия изображен с искажением пропорций.
Гигантский банник почему-то показан с простым некрашеным древком, в то время как в прусской артиллерии все предметы матчасти, в том числе и банники, красили в синий цвет.

Таким образом, изображенный на иллюстрации «мужик с дрыном» ни к конной, ни к пешей артиллерии никакого отношения не имеет, представляя собой эклектичную смесь предметов обмундирования (причем изображенных с ошибками) положенных и той, и другой.

P.S. Кстати, после долгих поисков мне удалось таки найти рисунок, вдохновивший автора статьи и художника на этот «шедевр»!



Все-таки, использовать для реконструкции очень схематические (и зачастую ошибочные, когда речь не идет о французской армии) рисунки известного французского художника-униформолога Жюино это как-то не комильфо...

Огромное спасибо камраду alekhinpavel за помощь при написании данного разбора!
Tags: Пруссия, Униформа, разбор полётов
Subscribe

  • (no subject)

    Помнится, в доковидные времена среди финских туристов, посещавших Россию, особой популярностью пользовались два тура: "Виипури-тур" и "Пиетари-тур".…

  • Никто не уйдёт безнаказанным... 🙂

    "За линией фронта". Немецкая открытка по рисунку Артура Тиле (Carl Robert Arthur Thiele, 1860-1936), 1915-1916 гг.

  • (no subject)

    "Мы подобны карликам, усевшимся на плечах великанов" или всё новое - хорошо забытое старое! 🙂 Древнеримские гинекологический и ректальный "speculum"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • (no subject)

    Помнится, в доковидные времена среди финских туристов, посещавших Россию, особой популярностью пользовались два тура: "Виипури-тур" и "Пиетари-тур".…

  • Никто не уйдёт безнаказанным... 🙂

    "За линией фронта". Немецкая открытка по рисунку Артура Тиле (Carl Robert Arthur Thiele, 1860-1936), 1915-1916 гг.

  • (no subject)

    "Мы подобны карликам, усевшимся на плечах великанов" или всё новое - хорошо забытое старое! 🙂 Древнеримские гинекологический и ректальный "speculum"…