Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Доктор биологии

(no subject)

Утром 2-го сентября 2021 года в московской школе №1488 проходил урок медицинской грамотности...
- Дети, вы боитесь коронавируса? - спросила учительница и сделала страшное лицо.
- Ооооооочень.....- испуганно промычали дети.
- Что же, тогда покажите друг другу, как вы его боитесь!
Дети, в меру своих актёрских способностей, стали изображать коронавирусный ужас: правда, получалась у них то идиосинкразия, то гипогликемическая кома, то последний день Помпеи, и лишь маленький Мастурбек, представив, что его родной киргизский Чушкент ночью штурмом взяли талибы, округлил узкие глазки, побагровел, упал под парту и с истошным воплем мощно и обильно обкакался.
Довольная учительница взглядом кота, выжравшего банку сметаны, с удовлетворением обвела глазами класс...
- Что, страшно?
- Ай-вай-вай, - простонал из-под парты Мастурбек.
- Ну, тогда все разом оголяем свои розовые попки и бегом на второй этаж в медицинский кабинет, вакцинироваться! Быыыыстрооооо! (с)
Доктор биологии

(no subject)

И, таки да: американцы всё правильно сделали - армией и лояльными аборигенами в Афгане всё равно особо ничего не добьёшься, так пусть же весь регион "стоит на ушах" усилиями как бы "не своих" диких и обрезанных сукиных детей. В ближайшие годы с подачи весёлых афганских радикалов в республиках Средней Азии так полыхнёт, что мама не горюй; и мы хлебнём говна полной чашей: будем помогать всяким местным эмирам, султанам, ханам, пожизненным президентам и прочему державному говну войсками - получим реку гробов с русскими парнями; "умоем руки" и не полезем - получим тут, в России-матушке, орды озверелых беженцев, да такие орды, что просто захлебнёмся - в любом случае дестабилизация гарантирована! Опция "закрыть крышку и наблюдать, как сраные раки варятся заживо" - априори не рассматривается, поскольку у нас у власти люди с "многонационалией" и "интернациональным долгом" в голове...

.
Юродивый

Ну...

...и в преддверии грядущего "кровавого воскресенья детей" 23-го (9-го) января сего года, напомню одну мою историю из далёкого уже 2017-го:

Старинная приятельница рассказала тут... Итак, пару недель назад застукали они с мужем своего сына, малолетнего остолопа 15 лет, нет, не за рукоблудием, это-то как раз фигня, а гораздо хуже - за участием в прошлом детском крестовом походе имени Навального! Малыш так увлечённо бросился на кухню за ужином, что волею рока оставил на айпаде открытой страничку вконтактике, где выкладывал в какое-то сообщество "себяшку" с митинга, сделанную на фоне ментов, с подписью вроде: "Будете гореть как в Киеве" и "Смерть путинским сатрапам"...

После пары крепких маминых подзатыльников пубертатный школьник сознался, что он за свободу и справедливость, за всё хорошее против всего плохого, против коррупции и Путина, и был на "навальнинге", где прытко бегал от ментов, в то время как его одноклассник таки попался в руки душителей свободы.

Почти по Некрасову:

Откуда дровишки?— «Из лесу, вестимо;
Отца, слышь, поймали, а я убежал».
В лесу раздавались удары по жопе...


Разумеется, мама и папа устроили незадачливому карбонарию длительный сеанс воспитательной беседы. Парнишка, уткнувшись в свой айфон, держался, словно пионер-герой в пыточном подвале гестапо, никого не сдал, стоял на своём, упорно твердил, что "Навальный честный" и т.д.

В конце концов, усталый папа (коммерческий директор весьма крупной фирмы, кстати), грустно взглянув на своё неразумное чадо, со вздохом спросил:
- Так чего плохого тебе лично сделал Путин?

Юный революционер оторвал взор от айфона, обречённо поглядел на отца-ретрограда и тихо произнёс:
- Он лишил меня детства, папа...

Dominus et Deus

(no subject)

"Избиение младенцев". Фрагмент мозаики из базилики Санта-Мария-Маджоре (Basilica di S.Maria Maggiore) в Риме, середина V в.н.э. Совершенно замечательное, практически фотографическое, изображение римских воинов того времени. Особенно же хороши их "интерсизские шлемы" с "глазами" на тулье и гребнями...


Offiziere der Leib-Husaren

Кстати...

...в позднесоветской школе была дурная традиция "подселения" второгодников и трудных подростков в "хорошие" классы. Считалось, что умные и послушные детишки окажут плодотворное влияние на хулиганов, и те быстро достигнут просветления и станут достойными людьми. Увы, суровая действительность рисовала иную картину: подобная публика моментально начинала терроризировать мирных детишек и устанавливать свою "жизнь по-понятиям", совершенно не думая вставать на путь исправления. Итогом были истерики у детей, падение успеваемости и разбегание учеников с подачи родителей в другие классы или даже школы. В случае, если педсовет школы был адекватным, то от "хулиганов" стремились как-нибудь тихонечко избавиться, выдавливая в другие школы, или, если подобный "трудный" был уже великовозрастным, радостно сплавляя его в вечернюю школу или техникум. Выкидывать же подобные отбросы рода человеческого на улицу считалось непедагогичным, не соответствующим нормам советской морали, и, вообще, от этого могла пострадать отчетность и репутация школы, а кто-нибудь мог не получить очередную грамоту или медальку. В "святые 90-е" стало полегче: на мораль забили, и вышеуказанные "хулиганы" массово стали валить на улицу, пополняя ряды наркоманов и малолетних беспризорных преступников. Впрочем, жизнь их тогда была взрывной, но недолгой...

Помню, как перед поступлением в 1-й класс родители будущих учеников моего рiдного "Б" класса были нечеловечески взволнованы тем фактом, что к нам должны были перевести некого Сулейманова, то ли узбека, то ли таджика, то ли ещё хрен знает кого. Мамаша его была затюканной жизнью одинокой "женщиной свободного Востока", работавшей дворничихой у нас в военном городке. Это была неопрятная тётка лет 30-ти, вечно носившая заляпанный халат или серый дырявый ватник, шерстяные носки, калоши и павлово-посадский платок, немыслимым образом намотанный на голове. Была она тихой и забитой, но в её непроницаемых чёрных глазах клокотал огонь чудовищной злобы на весь этот мир и людей, его населяющих. С ней частенько на работу ходил и сам сабж: рослый мальчонка азиатской внешности, с чудовищным прогнатизмом нижней челюсти, стрижкой под горшок, совершенно пустыми глазами и вечно озлобленным выражением лица. Обычно он тащил на верёвке старое корыто, поставленное на шасси от детской коляски и использовавшееся маменькой для транспортировки мусора. Персонаж сей прославился тем, что имел справку об, мягко говоря, "ограниченной вменяемости", но мамаша его очень не хотела, чтобы её чадо училось в спецшколе и тем закрыло себе путь в светлое будущее, каждый раз на коленях со слезами вымаливая ему "ещё один шанс". Итог был немного предсказуем: зверёк на 11-м году жизни так и не смог закончить даже 1-го класса, но успел сломать руку однокласснику и проломить стулом голову учительнице, рискнувшей сделать ему замечание. К всеобщему ликованию, в августе месяце мамаша собрала манатки, взяла свое альтернативно-одаренное чадо и рванула к себе на родину, в потихоньку отваливавшуюся от общего советского дома Среднюю Азию...

.
Сетевой гопник

Кстати...

...в позднесоветской школе была дурная традиция "подселения" второгодников и трудных подростков в "хорошие" классы. Считалось, что умные и послушные детишки окажут плодотворное влияние на хулиганов, и те быстро достигнут просветления и станут достойными людьми. Увы, суровая действительность рисовала иную картину: подобная публика моментально начинала терроризировать мирных детишек и устанавливать свою "жизнь по-понятиям", совершенно не думая вставать на путь исправления. Итогом были истерики у детей, падение успеваемости и разбегание учеников с подачи родителей в другие классы или даже школы. В случае, если педсовет школы был адекватным, то от "хулиганов" стремились как-нибудь тихонечко избавиться, выдавливая в другие школы, или, если подобный "трудный" был уже великовозрастным, радостно сплавляя его в вечернюю школу или техникум. Выкидывать же подобные отбросы рода человеческого на улицу считалось непедогогичным, не соответствующим нормам советской морали, и, вообще, от этого могла пострадать отчетность и репутация школы, а кто-нибудь мог не получить очередную грамоту или медальку. В "святые 90-е" стало полегче: на мораль забили, и вышеуказанные "хулиганы" массово стали валить на улицу, пополняя ряды наркоманов и малолетних беспризорных преступников. Впрочем, жизнь их тогда была взрывной, но недолгой...

Помню, как перед поступлением в 1-й класс родители будущих учеников моего рiдного "Б" класса были нечеловечески взволнованы тем фактом, что к нам должны были перевести некого Сулейманова, то ли узбека, то ли таджика, то ли ещё хрен знает кого. Мамаша его была затюканной жизнью одинокой "женщиной свободного Востока", работавшей дворничихой у нас в военном городке. Это была неопрятная тётка лет 30-ти, вечно носившая заляпанный халат или серый дырявый ватник, шерстяные носки, калоши и павлово-посадский платок, немыслимым образом намотанный на голове. Была она тихой и забитой, но в её непроницаемых чёрных глазах клокотал огонь чудовищной злобы на весь этот мир и людей, его населяющих. С ней частенько на работу ходил и сам сабж: рослый мальчонка азиатской внешности, с чудовищным прогнатизмом нижней челюсти, стрижкой под горшок, совершенно пустыми глазами и вечно озлобленным выражением лица. Обычно он тащил на верёвке старое корыто, поставленное на шасси от детской коляски и использовавшееся маменькой для транспортировки мусора. Персонаж сей прославился тем, что имел справку об, мягко говоря, "ограниченной вменяемости", но мамаша его очень не хотела, чтобы её чадо училось в спецшколе и тем закрыло себе путь в светлое будущее, каждый раз на коленях со слезами вымаливая ему "ещё один шанс". Итог был немного предсказуем: зверёк на 11-м году жизни так и не смог закончить даже 1-го класса, но успел сломать руку однокласснику и проломить стулом голову учительнице, рискнувшей сделать ему замечание. К всеобщему ликованию, в августе месяце мамаша собрала манатки, взяла свое альтернативно-одаренное чадо и рванула к себе на родину, в потихоньку отваливавшуюся от общего советского дома Среднюю Азию...

.
Offiziere der Leib-Husaren

(no subject)

Один из самых интересных экспонатов Саратовского областного музея краеведения - детский мундир рядового Лейб-гвардии Конного полка середины 1820-х годов, принадлежавший будущему царю Александру II-му.

P.S. Да, ножки к чучелку местные краеведы приделали такие, какие смогли!







Offiziere der Leib-Husaren

Вспомнилось тут...

Когда я был маленьким, родители каждое лето отправляли меня к бабушке и дедушке, а бабушка и дедушка, как и положено всякой приличной советской интеллигентной семье, на лето уезжали на дачу. То есть, дачи-то, собственно, и не было, ибо дедушка и бабушка горбатиться на ней не хотели, однако, ещё с 50-х годов, в деревне Заднее Поле, что во Владимирской области, каждое лето у двух милейших тётушек-колхозниц традиционно снималась половина дома.

За деревней была речка Киржач, а перед ней рос чудесный сосновый лесочек, где росла земляника, брусника, малина, грибы и прочие дары богатой природы центральной России. Там-то мы с бабушкой и гуляли обычно: она сидела на пеньке и читала свежие газеты, а я играл где-то в окрестностях. Частенько к нам присоединялись местные пастухи, выпасавшие на пойменном лугу колхозное стадо... Пастухов было двое - Филимон и Василий. Обоим было уже сильно за 50, но, при этом, Василий был запойным пьяницей и "ватником", а Филимон - наоборот, ярым трезвенником и политически активным гражданином.

Бабушка, как истинная внучка революционера-народника, ходившего в народ, вела среди пастухов воспитательные беседы: с Василием о вреде алкоголизма и курения, а Филимону разъясняла решения партсъездов, конференций, а также международную обстановку. Самым замечательным было то, что пастухи всегда давали мне поиграть кнутом. Ну, на самом деле, поиграть-то им у меня и не получалось: кнут сей был чудовищно тяжелым для меня, ребёнка 6-7 лет, поэтому я лишь таскал его за собой, словно вяленого удава. Был он, кстати, сплетён не из кожи, а из какой-то изоляционной оплётки для кабелей, и при лихом ударе пастухов издавал тяжёлый протяжный пронзительный свист, быстро направлявший коров на истинный путь!

Прошли годы... Нет уже ни бабушки, ни пастухов, ни коров, ни колхоза, лес зарос, превратившись в непроходимые дебри, а река изменила течение, и лишь воспоминания, яркие детские воспоминания остались в памяти...

.