Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

XVIII век

(no subject)

"Было - стало" или всепобеждающая сила времени и ветровой/водной эрозии...

"Старик острова Хой" (Old Man of Hoy) - скала высотой 137 метров, сложенная красными девонскими песчаниками. Расположена на острове Хой, входящем в состав Оркнейского архипелага в Шотландии.




500 лет назад, по описаниям современников, это был просто мыс, к началу XIX в., как изображено на рисунке Вильяма Дэниелла (William Daniell), - это уже была скала на двух "ногах", в начале XX в., в результате обвала, от неё осталась половинка, которая медленно, но верно, продолжает разрушаться и, по прогнозам учёных, окончательно развалится к концу нашего века...
Юродивый

Да, по-поводу вручения премии им. Чарльза Дарвина за 25 кг "сухого льда" в бассейне...

Хотелось бы отметить, что уровень образования тут совершенно ни при чем, и на ЕГЭ нечего пенять - и из советской школы (если не брать в расчёт учебные заведения с углубленным изучением предметов для особо одаренных детей) большинство выпускников выходило со стерильной памятью, ибо вся эта химия, физика, история, английский, астрономия и т.д. были лишь для аттестата, no more. Из советской школы вышел сторож, кинувший непотушенный бычок внутри склада с аммонийной селитрой, хранившейся насыпью, из советской школы вышел один лейтенантик, отбивавший молотком присохшие колпачки со взрывателей мин, из советской школы вышли легионы жареных собирателей проводов с высоковольтных линий электропередачи - список сей можно продолжать до бесконечности...

Просто к любым полученным знаниям должны прилагаться практический опыт и инстинктивное чувство самосохранения, ибо только так и можно выжить в этом мире... Когда я был маленький, мы с приятелями бегали на свалку за военный госпиталь, что был в нашем поселке, и собирали там выброшенные просроченные ампулы для инъекций. Использовали мы их просто - бросали в костер и с любопытством обезьянок с безопасного расстояния смотрели, какой получается взрыв. Один раз улов был особенно хорош - здоровенные 10 миллилитровые ампулы с "Новокаином". Они традиционно были брошены в костёр, время шло, а взрываться они почему-то не хотели. Тогда Игорёк, самый старший и отмороженный из нас, пошёл разобраться, в чем дело, и решил пошевелить их палочкой. И в тот момент, когда он склонился над костром, раздался эпический ба-бах! Игорька накрыло осколками, причем на лицо пришлась их львиная доля, остальные части тела как-то защитила одежда. Глаза, к счастью, не пострадали, ибо сей шлемазл носил очки, поскольку один глаз он себе почти выколол железной проволокой несколькими годами ранее. Ну, а осколки ампул из Игорьковой рожи доставал я своими руками, попутно осознавая происходящие физико-химические процессы и понимая, чем всё это в принципе может кончиться. На этом эксперименты с огнем я закончил навсегда...

.
Юродивый

Когда-то...

...в одном институте работал научным сотрудником один благообразный милейший старичок, с кроткими глазами и просветленным выражением лица: он раздавал студентам конфетки, угощал гостей чаем с малиновым вареньем, подкармливал бездомных котиков и собачек, у института вешал кормушки для птичек, собирал в пакет оставленный всяким хамьем мусор и выкидывал его на помойку - в целом, практически святой такой дедулечка!
Странным было то, что прочие сотрудники института при его появлении всегда замолкали или начинали вести беседы на невинные темы, вроде погоды или планов на научные публикации... А ларчик просто открывался: милейший старичок был самым страшным доносчиком, пожалуй, не только института, но и всей Москвы. Свою "карьеру" он начал будучи ещё студентом, в начале 50-х, когда написал донос на повздорившего с ним научного руководителя, обвинив того в связях с "врачами-вредителями". Научного руководителя арестовали, но спасла его скорая смерть Иосифа Виссарионовича и "бериевская амнистия"; впрочем, к научной деятельности он уже не вернулся и через пару лет тихо умер от сердечного приступа. Потом были доносы на ректоров, деканов, научных сотрудников, соседей и прочая, прочая, прочая, которые чем-то не угодили сабжу. Доносы писались весело, с огоньком: в КГБ, милицию, в ОБХСС - куда угодно. Всякие попытки сковырнуть пакостника ни к чему не приводили - обычно в итоге убирали самих "сковыривателей". В итоге на него просто махнули рукой и изолировали от "научного сообщества", но он всё равно, до самых последних своих дней, продолжал и продолжал строчить доносы, которые, правда говоря, становились все мелочнее и мельче...

.
Сетевой гопник

(no subject)

Полтора десятка лет назад судьба мимолётом свела меня с одним из самых омерзительных представителей "бизнесменов от науки", настоящим пидором, причем в самом плохом смысле этого слова, так сказать... Условно нзовём оного героя нашего повествования "Игорем Леонидовичем". Являл он собой один из самых мерзких типажей московской интеллигенции: напыщенную и наглую бездарность, поднявшуюся на плечах своих родителей (папенька его был весьма известным советским учёным, маменька же далеко продвинулась по партийной линии), на которой, по меткому русскому народному замечанию, "природа отдохнула". Внешне был он практически точной копией советского актера Юрия Богатырева, только более плешивым, с пустыми глазами и вечно надменным выражением лица. Украшала его физиономию оттопыренная нижняя губа, ставшая таковой от излишнего и неумеренного увлечения курением трубки. Носил он разноцветные пиджаки, но только бархатные, из кармашка которых по этикету вечно торчал платочек, а шею рубашки туго затягивали бабочки самых невероятных цветов и узоров. Походил он более на пригламуренного актёра провинциального театра, а отнюдь не на доктора наук, сотрудника животноводческого НИИ.

"Бизнеса" сей персонаж держал на отжатой у родного института, вместе с оборудованием и коммуникациями, территории - половине третьего этажа, к которой был приделан отдельный вход с кривой самодельной лестницей и втюханной посередь стены железной дверью. Огромный кабинет его величества, украшенный здоровенной позолоченной табличкой с его ФИО и регалиями (весьма нескромными, но дутыми), находился в конце длинного и темного (экономия на лампочках) коридора. Кабинет был обставлен дорогой, но очень сильно поюзанной мебелью, на рабочем столе нашего героя стояли неработающие часы, изображавшие вечный двигатель, а в яшмовом письменном приборе торчали погрызанные(!) ручки и карандаши, хотя все бумаги подписывались только перьевым "Паркером", носившемся в кармане, видимо, чтобы не спёрли. Главным же украшением кабинета были склянки с хобби Игоря Леонидовича - заспиртованными зверюшками разных отрядов и классов. Все стены были увешаны дипломами, грамотами и аккредетациями, правда, совершенно не на ту сферу деятельности, что вёл наш герой. Персонаж подсуетился в конце 90-х и подсел на проведение исследований и выдачу разрешений, которые коммерческая организация, коим являлось его НПО, в принципе выдавать не могла. Впрочем, там были очень большие деньги и проблема решалась просто - на документы ставилась печать института, в котором сидел сей бизнесмен, и они из простой бумажки для подтирания задницы превращались в ДОКУМЕНТ УСТАНОВЛЕННОГО ОБРАЗЦА. Самими же исследованиями занимались: начальник лаборатории - пропитый и вечно вонявший перегаром мужичок с седой бородкой и растрепанной шевелюрой, с апоплексически-красным лицом и перманентно дрожащими руками, старший лаборант - мерзкая тетка лет 60-ти, старая дева, злобная и склочная, надсмотрщица за рабами-лаборантами, которые, собственно, и делали всю грязную работу за институтскую зарплату + скудные щедроты Игоря Леонидовича. Нанимал он на эту работу студентов или аспирантов, предваряя прием на работу словами: "Мои правила просты: работа начинается в 9.00, в случае опоздания на 5 минут зарплата за этот день не выплачивается. Если же захочется поиграть в бунтаря и вольнодумца, и вовсе уйти, то штраф составит недельную зарплату. Больничных и каких-либо "личных обстоятельств" у меня нет - каждые руки на счету, и я не собираюсь отрывать от себя свои кровные ради бездельников и тунеядцев. Меня многие проклинают, но я даю вам шанс не помереть от голода, а главное - возможность работать на меня и школу жизни, которую не сыщишь более нигде!" Ежу понятно, что с таким подходом текучка кадров у него была чудовищная. "Хедхантил" же своих новых жертв Игорь Леонидович на одном сайте с форумом и базой вакансий, где в комментариях ему регулярно водили шершавым по губам, в красках рассказывая про нравы и обычаи его лаборатории, и феерические личные качества и странные привычки руководителя. Первоначально сабж сам переругивался с "румяными критиками", тщетно и надрывно призывая модераторов банить "бездарей и ничтожеств" за клевету и поклеп, потом плюнул и свалил набор кадров в качестве ещё одной бесплатной повинности на своих лаборантов.

Фирма его, несмотря на всё, как-то прожила до начала 2010-х, когда государство насмерть закрутило гайки и перекрыло все лазейки в той сфере, где вращался Игорь Леонидович, зарубив ему, и прочим таким же "Игорям Леонидовичам", возможность заработка. Впрочем, через несколько лет и сам институт почил в бозе в результате очередного неудачного "переформирования со слиянием"...

Год назад мне довелось проходить мимо того места, где гнездовался сабж - ничто о нем более не напоминало: не было ни лестницы, ни двери в стене, ни самого института. Злые языки говорят, что и самого героя повествования тоже уже нет, другие же утверждают, что тот вполне себе жив, но ушел на покой и выпал из информационного поля, третьи же клятвенно заверяют, что он возглавляет некий экспертный совет при каком-то министерстве...

.
Средневековый

(no subject)

Старики сказывали, что учился лет 25 назад в Тимирязевке один ботаник-афганец, не в смысле, что Афган прошедший, а самый что ни на есть настоящий, этнический и расовый. Занимался он, как сам всем рассказывал, прядильным коноплеводством и улучшением качества семян кондитерского мака. Ну, как бы почти прядильным и как бы кондитерского... И была у него где-то пара-тройка делянок, заложенных в соответствии с методикой полевого опыта, а на одной кафедре соорудил он мини-лабораторию для определения качества продукции оного растениеводства. Всё бы хорошо, ставьтесь опыты и пишись диплом, но кончилось это немного предсказуемо: нагрянул наркоконтроль с милицией, изъяли весь его гербарий вместе с продуктами переработки, отмудохали ботаника при попытке бегства и заточили сего мученика науки в острог...

.
Доктор биологии

(no subject)

С удивлением узнал, что диплом ВУЗовских магистров теперь именуется "диссертацией", а аспирантура - это лишь очередной этап бегания по занятиям (после бакалавриата и магистратуры), а не подготовка к защите настоящей кандидатской диссертации. И всего 10 лет понадобилось для создания столь маразматической системы...
Палеонтологический

Кстати...

...за последнюю пару лет в бирманском янтаре или бирмите (возраст 98-99 миллионов лет, граница нижнего и верхнего отделов мелового периода) из Мьянмы (бывшей Бирмы) была сделана целая куча замечательнейших открытий. Во-первых, были обнаружены останки нескольких птиц из подкласса энанциорнисов (Enantiornithes - вымершая группа птиц, "параллельная" современным): крыло, остатки тушки взрослой особи и птенца; во-вторых - оперенный хвост какого-то мелкого динозавра; в третьих - тушка новорожденной змейки Xiaophis myanmarensis и в-четвертых - мощи одной из ранних лягушек Electrorana limoae, вместе с жучком, которого она хотела слопать. Весь этот научный прорыв случился после того, как китайцы замкнули на себя практически весь поток легального и контрабандного янтаря из Мьянмы, а всё интересное стало "с пылу, с жару" попадать в руки учёных.






Юродивый

Кстати...

....один из самых омерзительных типажей современного "российского бизнеса" - "бизнесмен от науки"...

Обобщённый образ персонажа таков: профессор, академик какой-нибудь никому неизвестной академии наук, сын широко известного в узких кругах заслуженного советского учёного из простого народа, горожанин во втором поколении. Всю жизнь просидел под папиным крылышком в институте его имени, там же защитил свои диссертации, написанные "за спасибо" неизвестными аспирантами или МНСами. Падок до регалий, премий и почётных званий: все стены его кабинета завешаны грамотами, плохонькими сканами патентов и медальками, аналогичными тем, что продаются в киосках "Роспечати" возле метро. Автор сотен разнообразнейших публикаций, получившихся вследствие добровольно-принудительного (или за "Христа ради") включения его имени в качестве соавтора. В люксовом варианте имеет в багаже несколько нечитабельных монографий на бессмысленные темы или учебных пособий, следование которым может привести к несовместимым с жизнью травмам. Очень любит подписывать и щедро раздаривать свои "научные труды", поскольку деньги за такое говно никакой здравомыслящий человек отдавать никогда не станет. Возраст - 50 и более лет, обрюзгший, часто весьма неопрятный, обильно посыпанный перхотью; речь сабжа излишне изобилует наукообразными терминами, но сохраняет характерные особенности народных говоров тех регионов, из которых происходят его родители. В исключительных и изысканных случаях (обычно в Москве) одет дорого, но безвкусно, характерной чертой его является белый халат, надетый поверх костюма (хотя надобности в нём и нет); таковой сабж обыкновенно курит сигары или трубку, натужно и неумело пытаясь косплеить дореволюционного интеллигента. Отличительной чертой "бизнесменов от науки" является крайнее нищебродство: кресла в кабинете всегда потёртые, дорогой письменный прибор сломан и заполнен засохшими ручками и непишущими карандашами, в настольный часах батарейка села ещё при Ельцине, а цветы на окне завяли в первый срок Путина. "Бизнеса" персонажа, всяческие НИЦ, НПО и т.д., обычно локализованы на отжатой у родного института площади и аппаратуре (если в таковой имеется надобность). Суть "бизнеса" персонажа чаще всего заключается в выписывании всяческих экспертиз, отчётов, заключений и проведении исследований с заранее заданными заказчиками результатами. Очень любит всяческие гранты и не гнушается ничем для их выбивания. Ветхозаветно жаден: считает, что денег заслуживает только он, потому что такой умный и деловитый, а все прочие должны работать "за научный интерес" или "за идею"; раз за разом искренне удивляется и злится, когда сотрудники в конце концов машут ему ручкой. Предпочитает за копейки нанимать студентов или аспирантов, которых, если что, "бабы ещё нарожают", а ректорат или администрация - наштампуют. Работу посерьёзнее поручает всяческим научным сотрудникам - как правило, старушкам over-пенсионного возраста, или тем бедолагам, что вследствие задротства, душевной ранимости и хронического ботанизма неспособны к самостоятельному существованию. Любит изображать "доброго барина" и благодетеля, торжественно вручая под Новый год сотрудникам конвертики с премией категории "кот наплакал". Обожает рассуждать о том, "как раньше было хорошо", "до чего довели страну" и учить всех патриотизму, хотя квартирка где-нибудь в Европе и возлюбленное чадо на ПМЖ в США имеют место быть (на всякий пожарный).

ППерсонажей таких на Руси-матушке множество, и имя им - легион, поэтому всякие совпадения с реальными людьми - случайны!
Палеонтологический

Кстати...

...вот вам одна из самых загадочных древнеегипетских фресок. Гробница Аменемхеба, 18 династия, период правления Тутмоса III - Аменхотепа II:



Считается, что на фреске изображено, как человек отгоняет самку гиены. Однако зверюшка эта для гиены слишком велика, даже если принять, что человек небольшого роста (причем, это не и ребёнок - детей египтяне рисовали немного иначе). Вероятно, именно эта фреска натолкнула великого русского палеонтолога и писателя Ивана Ефремова на создание образа "гишу, ужаса ночей, пожирателя слонов" из романа "На краю Ойкумены".



Какой зверь-переросток изображен на фреске - остаётся лишь догадываться... Если отбросить совсем уж фантастические версии, вроде крупнейших хищных млекопитающих типа эндрюсарха (Andrewsarchus mongoliensis) из мезонихид или мегистотерия (Megistotherium osteothlastes) из креодонтов, вымерших за 30 миллионов лет до Аменемхеба, то из подходящих по размеру тварей остаются лишь гигантские родственники гиен - перкрокутиды (Percrocutidae), которые, согласно современным исследованиям, вымерли около 2,5 млн. лет назад, но, теоретически, в качестве реликтов, вполне могли дожить в Африке вплоть до эпохи фараонов!